Становление

  В годы первых пятилеток через Осетровскую пристань стали довольно часто следовать в направлении на Якутск геологические партии. На Ленский бассейн, на водосборной площади которого могли свободно разместится Франция, Германия, Италия, Швеция, Норвегия и Финляндия вместе взятые, обратили особое внимание советские учёные Александр Евгеньевич Ферсман, Владимир Афанасьевич и Сергей Владимирович Обручевы. Геологами в древних недрах Приленья были обнаружены практически все элементы периодической таблицы Д.И. Менделеева.

Позднее академик Ф.Е. Ферсман в своей книге "Рассказы о самоцветах" так описал неисчислимые богатства северных областей: "По берегам притоков величайших сибирских рек Енисея и Лены - Верхней и Средней Тунгуске, Витиму, Вилюю, а также Хандыге и полярным рекам мелкая халцедоновая галька рассеяна в таком изобилии, что путешественник может в течение часа собрать мешок красивейших сердоликов, синих, желтых, бурых халцедонов..."

  Для коллектива молодой Осетровской пристани важны были не сами открытия полезных ископаемых - угля, природного газа, слюды, золота, - а то, что в местах их обнаружения быстро возникали города и рабочие посёлки, такие, как Таммот, Джебарики-Хая, Эльдикан и другие. Для своего обеспечения они с каждым годом требовали увеличения количества отправляемых грузов. И уже в начале второй пятилетки пристань оказалась не в состоянии выполнить все заявки ленской клиентуры. Сказывались малый контингент её рабочих, отсутствие погрузочно-разгрузочной механизации, недостаточное количество судового тоннажа. Но главная, наиважнейшая сдерживающая причина заключалась в том, что доставка грузов осуществлялась гужевым транспортом.. Этот тормоз наращивания грузоперевозок требовалось в короткие сроки убрать.. И в начале второй пятилетки на участке в 275 километров от Заярска до Усть-Кута началась прокладка Ангаро-Ленского автомобильного тракта.

  На Осетровской пристани с нетерпением и большой надеждой ждали успешного завершения дорожных работ. Наконец осенью 1936 года первые автомашины Якуттранса, груженные промышленными и продовольственными товарами, прибыли на пристанские причалы. Этот день стал большим праздником не только для осетровских речников, но и для всех жителей огромного приленского края.

  О том, как ждали прихода первых автомашин, красноречиво рассказывают сохранившиеся, как историческая реликвия, старые приказы тогдашнего начальника пристани Горницкого.

  Прибавилось забот и у заведующего погрузочно-разгрузочно работами Николая Иннокентьевича Непряхина. Надо было вести круглосуточную приёмку грузов, и так расставить бригады грузчиков, чтобы не допустить ни минуты простоя автомашин и рабочих. Те, кто всё же допускал их, наказывались оперативно и очень жестко, не взирая на занимаемые должности. К примеру, тот же Н.И. Непряхин за несвоевременную выписку рабочего наряда бригаде грузчиков был арестован на двое суток. Заведующий транзитным складом В.Н. Савинов и кладовщик И.М. Антипин, допустившие задержку разгрузки автомашин, получили соответственно строгий выговор и выговор, а простой транспорта был оплачен Якуттрансу из их заработной платы. Но особенно жестоко наказывались те работники, кто на службу являлся в нетрезвом состоянии. Они сразу же брались под арест, который осуществлял командир взвода военизированной охраны Тетерин.

  Пристанский коллектив, несмотря на свою малочисленность, все годы первой и до середины второй пятилетки трудился ударно и слаженно, с неутомимой энергией выполняя навигационные задачи. А Ангаро-Ленский тракт, вступивший в постоянную эксплуатацию, стал своеобразным стимулятором ускоренного развития молодой пристани, её становления в качестве транспортного предприятия. Быстро стал рости и штат пристанских (особенно складских) работников. Прежде в списках грузоприёмщиков числилось лишь тринадцать человек, в том числе такие старейшие работники, как заведующий транзитным складом Б.М. Лузенин, его заместитель И.П. Таюрский, грузоприёмщики Н.А. Алексеев, С.К. Синюшкин и В.А. Бузиков. Но с открытием автомобильного движения в срочном порядке на пристань были приняты дополнительно десятки новых складских работников. Тогда и пришли сюда кладовщиками М.К. Подымахин, В.П. Ефимов, И.Н. Безносов, Я.Н. Караулов. Тогда же агентом по погрузработам стал И.А. Гитович, учётчиком грузов - Г.Н. Алексеев, а статистом расчётного стола - А.А. Бутенко.

  Резко увеличившийся приток грузов на осетровские причалы вызвал также необходимость расширения пристанского хозяйства. Поэтому был создан пристанский строительный участок, но он не мог обойтись только своими силами. И в зимнюю пору на помощь строителям приходили плотники, которые в навигационный период находились в бригадах грузчиков, изготовляя и ремонтируя судовые сходни, подмостки и трапы. Иногда в стройучасток передавались до весны и грузчики, освободившиеся от своих прямых обязанностей.

  Этими силами к началу 1938 года число деревянные складов на пристани было доведено до восемнадцати. Здесь было также одно общежитие и семь домов барачного типа для проживания пристанских работников. Расширялось и "хозяйство" старшего конюха Ивана Гавриловича Катышевцева. На обширном конном дворе пристанскими строителями возводились тёплые и холодные конюшни, сараи и навесы для конской упряжи, телег и саней.

  Лошади в пристанском хозяйстве были крайне необходимы. Дело в том, что, помимо своей прямой обязанности вести погрузочно-разгрузочные работы, коллектив пристани занимался и заготовкой огромного количества дров. Шли они на пароходы, опки которых топились дровами. А занималась их заготовкой лесоконтора - одно из структурных подразделений пристани, рассказ о которых впереди....


А. Прибытков

"Ленские коммунист" № 21 от 6 февраля 1990 г.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить