Четыре кита

  К началу сороковых годов Осетровская пристань в своем составе уже имела несколько производственных подразделений, которые не только обеспечивали её жизнедеятельность, но были и важным звеном в системе пароходства. К ним, в первую очередь относились литейно-технический участок, радиостанция, лесоконтора, затоны. Они-то, образно говоря, и были теми "китами", на которых опиралась пристань.

  На речном транспорте с 1932 года стала внедряться система диспетчерского руководства движением судов. Основой её был план, заданный на определённый короткий период, и руководство производством, осуществляемой диспетчерской службой при помощи средств управленческой техники.

  В Осетрово, разумеется, этих "средств" не было, не было даже раций на судах, но это не снимало обязанностей по руководству движением с Осетровского линейно-технического участка. Работало здесь 3-4 человека, а "плечо" которое им приходилось обслуживать, было от Киренска до Качуга. Эту небольшую, но хлопотную службу в разное время возглавляли Иван Васильевич Буторин, Михаил Терентьевич Батин и Митрофан Николаевич Марков. Они носили звание старших диспетчеров. А рядовыми (точнее - дежурными) диспетчерами служили В.Д. Жженых, И.П. Габышев, Л.И. Тетерин и другие. Входил в эту службу также линейный механик, которым долгие годы был Лолий Иванович Талапов.

  Вторым подразделением пристани, также имевшим общепароходское значение, была в то время береговая радиостанция. Она вступила в строй вместе с пристанью в 1929 году. Одновременно с Осетровской стали действовать радиостанции в Качуге, Жигалово, Киренске и Кюсюре. Были все они примитивны и маломощны, но их появление на Лене стало значительным прогрессом.

  В годы второй пятилетки количество таких станций в бассейне стало быстро увеличиваться: они были построены в Таммоте, Чагде, Жиганске, Сангарах, Булуне. В это время появляются и первые судовые рации, что позволило к началу сороковых годов заложить в бассейне основы централизованного диспетчерского управления флотом, которые после Великой Отечественной войны получили своё дальнейшее совершенствование.

  Много труда, энтузиазма и умения вложили в обеспечение этого осетровские радиоспециалисты. Одним из них был Владимир Васильевич Сорокин. Более десяти лет руководил он местной радиостанцией, был неутомимым организатором широкого освоения дуплексной и радиотелефонной связи на флоте. А его бескорыстными и преданными помощниками стали старший радист Томилов, мотористы станции Субботин и Серебряков.

  В те годы советская промышленность еще не могла обеспечить народное хозяйство нужным радиооборудованием. Поэтому осетровским связистам приходилось экспериментировать, самим изготавливать и собирать передатчики, антенны и электроснабжающие устройства. Но, чтобы испытывать всё это, требовался бензин, а он тоже был дефицит. С рационализаторов за его перерасход высчитывали из заработной платы. Но даже эти денежные наказания не могли остановить поиск пристанских связистов. И во все времена Осетровское радиобюро занимало призовые места в бассейновом соцсоревновании.

  Огромное значение для Ленского речного пароходства (сокращённо - Ленгоспара) имела также в те годы Осетровская лесоконтора, которая занималась заготовкой дров. Вторая подобная была только в Витиме, обе они подчинялись не только пристани, но и пароходству, имели в своём распоряжении десятки лесоделян, которые тянулись по обоим берегам реки от Качуга до приленской лесотундры, а главная их задача заключалась в обеспечении флота дровами.

  О деятельности Осетровской лесной конторы вот что рассказывал Григорий Тимофеевич Таюрский, который долгое время работал в ней начальником планового отдела:
- Людей нам, как правило, давала пристань, а деляны выделяло лесничество. Ну, а как спланировать заготовку топлива на весь приписной флот, как организовать его вывозку в удобные места к реке - это уже являлось нашей заботой...

  Работа в лесоконторе была адски тяжёлой, ведь в лютые морозы, в осеннюю слякоть, и в весеннюю распутицу всё делалось вручную. Не было даже бензопил. Дрова вывозились на лошадях или по специальным лоткам спускались с сопок на ленских берег, где их складывали в ровные поленницы, расчищая подходы к ним.

  Долгое время заведующим на лесозаготовках трудился Прокопий Матвеевич Касаткин, а десятником на верхоленских участках - Высоковском, Скокнинском и Боярском - Степан Колягин. За зиму они со своими лесорубами заготавливали тысячи кубометров дров, которые за лето исчезали в прожорливых пароходных топках. И только к середине пятидесятых годов ленский паровой флот сменил дрова на каменный уголь. После этого лесоконтора закрылась, а её постоянные работники разошлись.

  Официально в составе Осетровской пристани тогда числились три отстойных пункта: Осетровский, Ленский и Подымахинский. Оснащены они были очень слабо, а защита судов от весеннего ледохода в них была ненадёжной. Но несмотря на убогость этих затонов, на отстой в Осетрово обычно приходило до двух и более десятков судов. Так, в 1936 году здесь зимовали два буксирных парохода: "Якутобком" и "Бодайбинец" вместе с экипажами, которые возглавляли командиры В.Ф. Григорьев и Г.А. Глазков, десять барж, три плашкоута, одна брандвахта и служебный дебаркадер.

  Структура остального пристанского хозяйства не отличалась особой разветвлённостью и сложностью. На пристани, конечно, имелась контора, в штате которой в разные времена числилось от семи до 18-ти работников. Их работу направляли начальники пристани, которыми довоенное время были т.т. Ярыгин, Горницкий, Башмаков и Матвеев. Бухгалтерией руководили М.И. Титов и А.С. Подымахин, а коммерческой частью, куда входили все 24 складских работника, долгое время руководил Василий Борисович Дедюхин.

  Были также подсобные подразделения: наружный цех, конный двор, коммунально-жилищный отдел, пассажирский отдел и дебаркадер, работой которых руководил Адам Антонович Кабанчук. Имела пристань и более мелкие структурные звенья: гостиницу с обслуживающим персоналом два человека; баню, где тоже работали двое; детский сад, где было восемь человек вместе с заведующей А.В. Голубевой; электростанцию, которую обслуживали механик А.А. Суров и кочегар С.А. Бирюков; речную переправу в виде громоздкого баркаса, которым управлял Никита Сергеевич Лыч. Все названные и неназванные отделы и службы работали на одно общее дело.


А. Прибытков

"Ленский коммунист" № 30 от 21 февраля 1990 года

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить