Осетровская пристань

  Осетровский речной порт... он известен не только в Ленском объединённом пароходстве, но и далеко за его пределами. Ныне его грузовые районы занимают площадь в несколько десятков гектаров. Отсюда 2 миллиона тонн грузов ежегодно отправляется вниз и вверх по Лене, на её многочисленные притоки, а через море Лаптевых и Восточно-Сибирское море - на Анабар, Яну, Индигирку и Колыму. Порт, по заслугам награжденный орденом Трудового Красного Знамени, в 1988 году отметил тридцатилетний юбилей. А предшественницей этого современного мощного предприятия речного транспорта была Осетровская пристань, со времени образования которой прошло шесть десятилетий. 


 


От Усть-Кутского острога

   Немногим более 360 лет назад по весне небольшой отряд казаков под началом десятника Василия Бугра вышел из Енисейского острога, спустился вниз до устья Ангары, а потом, преодолевая бурное течение, стал медленно подниматься к её верховьям. Казаки искали новые "землицы" с необъясачеными ещё племенами аборигенов, чтобы "подвести нехристей под высокую руку белого царя".


Перемены диктует жизнь

   Около трех столетий просуществовала Усть-Кутская пристань в том месте, где когда-то присмотрели место для неё казаки--первопроходцы. Однако к середине двадцатых годов нашего века она, её пристанское хозяйство перестали справляться с удовлетворением товарного голода обширного северного края. К этому времени золотая промышленность Алдана и Бодайбо, уже значительно окрепшая после разрухи гражданской войны, всё настойчивее требовала увеличения доставок оборудования, промышленных и продовольственных товаров. К тому же с 1926 года на Маме снова началась добыча первоклассной белой слюды, известной в мире под названием "мусковит" и мамские горняки тоже нуждались в увеличении перевозок необходимых грузов.


Новостройка в тайге

  Теперь уже трудно представить, что на том месте, где ныне расположен Центральный грузовой район Осетровского порта, всего шестьдесят лет назад шумела нетронутая тайга. Только охотничьи тропы, узкие и едва приметные, убегали на крутые сопки. Но именно сюда, к зимовью, когда подходил к концу 1927 год, пришли четверо пристанских рабочих. Время сохранило их имена: это были А.Н. Нечаев, И.А. Алексеевский, Г.Ф. Нечаев и Н.И. Косыгин. После длинного пути присели они на толстую валежину перекурить и отдохнуть. А потом кто-то сказал:
- Начнём, мужики! Время не терпит...


Становление

  В годы первых пятилеток через Осетровскую пристань стали довольно часто следовать в направлении на Якутск геологические партии. На Ленский бассейн, на водосборной площади которого могли свободно разместится Франция, Германия, Италия, Швеция, Норвегия и Финляндия вместе взятые, обратили особое внимание советские учёные Александр Евгеньевич Ферсман, Владимир Афанасьевич и Сергей Владимирович Обручевы. Геологами в древних недрах Приленья были обнаружены практически все элементы периодической таблицы Д.И. Менделеева.


Четыре кита

  К началу сороковых годов Осетровская пристань в своем составе уже имела несколько производственных подразделений, которые не только обеспечивали её жизнедеятельность, но были и важным звеном в системе пароходства. К ним, в первую очередь относились литейно-технический участок, радиостанция, лесоконтора, затоны. Они-то, образно говоря, и были теми "китами", на которых опиралась пристань.


Жаркая зима

  Зима 1939-1940 года в Верхнеленье была на редкость ранней и суровой. Уже к концу сентября окрест легли глубокие снега. а потом установились ядрёные морозы. По утрам над посёлком и притихшей рекой стыли белесые ледяные туманы, дышать было больно и тяжело. Розовый столбик спиртового термометра, который постоянно висел в углу пристанской конторы, пугливо уползал за минус пятьдесят и там оставался до обеда. По всем нормам дни считались активированными, но на пристани накопилось столько неотложных дел, что даже в мороз они требовали от людей отдачи без остатка.

  По осени в Ленский затон на зимовку пришли газоходы "Первый", "Второй" и "Коккинаки", катер № 6, пароход "Товарищ" и более десятка разнотипных барж.