По звериному следу

  Волосы у дедушки такие, словно шапочка кукушкина льна - седые и шелковистые. Эрик думает, что дедушка поседел не столько от старости, сколько от мудрости. Шестьдесят четыре года жизни его наполнены мыслями, наблюдениями, опытом. Дедушка знает лес, как собственный чум. Увидит следы на снегу и - словно в книгу смотрит - рассуждает, куда и зачем побежал зверёк, далеко убежал или близко спрятался, заметил охотника или нет.

  Из самых обыкновенных патронов он умеет делать чудесные свисточки. Поднимает тозовочный, подует - и со всех сторон к нему, как завороженные, слетаются рябчики. Подует в пустую гильзу от дробового ружья - и прибегают бурундуки.

  Маленький Эрик живёт у него давно-давно, с тех самых пор, когда его молодая мама поехала учиться в город. Дедушка любит Эрика. Летом, во время каникул, он забирает внука на речку Белую. Мальчик домовничает в чуме, варит обед или плывёт в лёгкой берестяной лодке просматривать сети. Осенью, к началу занятий, дедушка вывозит его на Лену. Эрик с бабушкой Варварой живёт в деревне Старые Казарки и учится в пятом классе. Это, как-никак уже не начальная школа, а семилетняя. Он изучает дроби, историю древней Греции и много других интересных вещей. А по утрам, перед уроками, кликнув собаку Чорика, отправляется в лес.

  Лес действует на него чарующе. Торжественная тишина - как тайна, которую охотник должен разгадать. Каждое дерево покрыто кухтой - снегом - словно в меха укуталось, словно по дорогому зелёному камню чеканное серебро. Каждый след - шитая бисером строчка лесного письма. Под сопкой пробегал соболь, а по распадку шёл медведь. Его неглубокие следы, словно крупным сахаром, пересыпаны снежной порошей - давно прошел. С лиственичной колоды медведь ободрал кору, расстелил её по полу, полежал и дальше убрёл.

  Одиннадцатилетний эвенк подумал, что зверь как-будто расписался в чём-то, а в чём - прочитать не мог. А дедушка Алексей Михайлович был на Белой.

  Дедушка вернулся не скоро. Привёз в сельпо много мороженной рыбы, расспросил про новости, про отметки. Оказывается, по русскому двойка. Дедушка помрачнел.
  - И никогда не думал, что собственный внук опозорит фамилию Боблокиных, - сказал он, - Я стараюсь, к работе честно отношусь, а внук бездельничает. Ай-ай как стыдно!

  Глаза у Эрика лучистые. А тут они стали мутные, как Лена после дождя. Вот-вот заплачет. Но дедушка не хотел, чтобы Эрик заплакал. Он любит Эрика.
  - Давай соревноваться, - предложил ему дедушка, - Я добуду пушнины больше всех в районе, а ты учиться будешь лучше всех в школе.
  - Я ... только по русскому ... Плохо понимаю.
  - Сеть не поставишь - ельца не добудешь. Стараться надо. Вот по русскому исправишь - расскажу тебе, почему медведь на корине спал, возьму на охоту с собой.
  - И на белку ... без собаки ... покажешь как?
  - Покажу, а плохо учиться будешь - ничего не покажу.

  Русский язык - очень сложный. Трудно пришлось маленькому Эрику. Он с удовольствием пожаловался бы доброй бабушке Варваре, но как это будущему мужчине и - вдруг жаловаться... Скрепя сердце, он густо смазал и унёс в кладовую ружьё и сел за учебники. И дедушка был побеждён.

  А в одно из воскресений - вот уже совсем недавно, перед самыми каникулами - дедушка Алексей Михайлович взял его на охоту. Охотничьи лыжи очень умно устроены. Они подбиты камасом - шкурой с быстрых ног сохатого. Вперёд по шерсти они, как по маслу, скользят, а назад не сдают. Коренастый, приземистый дедушка идёт на них немного вперевалку, упруго отталкиваясь ногами. Внук примечает это.

  Бывает лес такой густоты, что только с топором пробиться. У дедушки шомба - особая палка в руках. Он бьёт по мёрзлым веткам. Со звоном ветки осыпаются, и получается дорога. Эрик примечает. Будущий охотник учится.

  - Дедушка! - воскликнул Эрик, - Чорика забыли ... что делать будем?
  - Настоящий охотник пушистую белку и без собаки отыщет. На собаку надеется только плохой охотник, - ответил дедушка. - Найди, где белка пробежала?
  - Вот пробежала.
  - Куда она пошла?
  - Вот куда, через полянку.
  - А зачем? Э-э! Белка кормиться пошла. Из гнезда она прыгнет по веткам, мох-шахтару сшибает, кухту сшибает. Где пробежит по веткам, там соринки лежат на снегу - всё равно что след. Потом спускается на пол, немножко пробежит коротенькими шагами и припускает на мах. Видишь, как далеко след от следа. Ей надо много места обойти, чтобы насытиться. Белка спешит управится до вечера и догонять её бесполезно. Лучше вернуться по следам и посмотреть, где гнездо, а вечером прийти и добыть её.

  Дальше тронулись.
  - Кто и что копал?
  - Белка шишку нашла. Шишку она под снегом за полметра чует.
  - Славный охотник будешь. А это что?
  - Тоже след ...
  - Замечай, здесь лунки поглубже и шаги покороче. Сытая белка возвращается в своё гнездо. А ну-ка найди гнездо.

  Выследить зверька без собаки - большое искусство. Не всякий одиннадцатилетний эвенк сделает это. Особенно, если хитрая белка, насытившись и перестав спешить, почувствовала об опастностях, подстерегающих её в лесу. Она то по вершинам пробирается, то на пол спрыгнет, то под колодинкой проскочит, то в кусты нырнёт. Но вот и гнездо. На дереве шарик из веток.

  - А там ли белка?
  - Там. Убегая кормиться, она всегда забывает закрыть санар - входное отверстие, а возвратившись, тщательно закупоривает его изнутри комочком пушистого мха. Вход заткнут!

  У Эрика сердце прыгает само, словно белка по веткам. Дедушкиной палкой он поцарапал по дереву - и белка выскочила из гнезда. Выстрел ... Упала ...
  - Э-э, как плохо стреляешь. Совсем не умеешь стрелять, шкурку портишь. Белку надо бить по головке, в глаз. Охотники Боблокины всегда сдавали пушнину без единой царапинки. И ты - Боблокин. Учись хорошо стрелять.

  У дедушки взгляд такой - то ли смеётся он, то ли нет. Очень умный, очень хороший взгляд. Назавтра утром он уходил в тайгу, на Белую. Разве расскажет он, что дорогой пел о внуке.
- Бое оденан, валон оденан - большой будет. охотник хороший будет!

  Будет, потому что Эрик и сейчас уже не последний в школе. Он, как и мама его окончит десять классов обязательно с хорошими оценками и тоже поедет в Иркутск. Правда, не в медицинский, как мама, а туда, где учат на охотоведов. Он будет разгадывать следы не хуже, чем дедушка, потому что он любит родную тайгу.

  Лев Лузенин.
Старые Казарки, Усть-Кутского района.

"Советская молодежь" (Иркутск) от 18 января 1952 года.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить