Наводнения в 17-ом веке

  Как только на "великой реке Лене" появились первые жители, они сразу ощутили на себе силу речной стихии. Причем от регулярных происходивших на Лене наводнений, ещё до образования крестьянских хозяйств, начали страдать зимовья и остроги, поставленные на неудачных местах. Так, основанный в 1632 году Ленский (Якутский) острог уже весной 1634 года едва не снесло "полой водой", а потому через десять лет строительства он был перенесен на новое, более безопасное место.

  На территории будущего Киренского уезда одно из наиболее ранних известных нам свидетельств о ленских наводнениях относится к 1644 году. Весной этого года в результате резкого поднятия воды была затоплена соль в государевых солевых амбарах, находящихся в устье реки Куты. По причине нанесённого государю ущерба производился сыск. Одним из допрошенных по делу был брат Ерофея Хабарова Никифор:
"Великие реки Лены пашенной и соляной опытовщик Никифорка Павлов Хабаров сказал по государеву ... крестному целованью:
  Как де в прошлом во 152 (1644) году был он, Никифорко, с людьми, с семью человеками, с покрученики своими, в та поры волею Божиею пришла вода времянная вдруг с камени из ыных сторонних рек, и на усть Куты реки государевы анбары с солью водой топило. А вода вешняя в анбарах была в груди человеку.
И он де, Никифорко, с людьми своими да с целовальником Ваской Щукиным и служилыми людьми государеву соль из воды на избы и на овины носили.
  А сколько пудов соли водой топило и размыло, того де он, Никифорко, не ведает. А с которыми людьми, покрученики своими, он, Никифорко, был, и те де ево покрученики все разошли к Русе".

  Через пять лет, в 1649 году, в отправленной в Сибирский приказ отписке направляющегося в Якутский острог воеводы Дмитрия Андреевича Францбекова вновь сообщалось об ущербе от наводнения, произошедшего в устье Куты:
"... в нынешнем, государь, во 157 (1649) году, маия в 16 день, судом Божиим, по великой реке Лене на усть Куты реки в Усолье пришла с верху большая вода ночью на твою государеву соль, пятнадцать тысяч пудов всё потопило в анбарах".

  С началом землепашества "на великой реке" от ленских наводнений неизбежно стали страдать и крестьянские хозяйства. Так, пашенные крестьяне заимки Гребени - черкасы, сосланные на Лену и посаженные "на Чечюйском волоке" в 1647 году, - с первых лет жизни ощутили неудобство своего местонахождения на низком месте из-за регулярно происходивших разливов Лены. В 1652 году они подали челобитную, "чтоб государь их пожаловал: велел их с той заимки свести, а поселил бы на иных заимках, где придетца, для водного потопу".

  Переселиться челобитчикам было разрешено, однако заимка на прежнем месте сохранилась и жители её продолжали страдать от наводнений. К примеру, в 1665 году у пашенного крестьянина деревни Гребени Ивашки Семёнова Тентюкова "весной всю пахоту водой топило и льдом выносило насеянный хлеб". Известно, что в то наводнение 1665 года затопило пашни у другого жителя Гребеней - Ивашки Карпова Некуя, а также у крестьян Вешняка Евменьева и Савки Михеева в соседней деревне Вешняковой.

  Пострадали гребенские жители и в наводнение, произошедшее в 1678 году. Впрочем "вешние воды" этого года были настолько большими, что "разоренье ледяное" испытало большинство пашенных крестьян Чечуйской и Нижне-Киренской волостей, находившихся по границе Якутского и Илимского воеводств. В отписке приказчика Чечуйского острога в Якутск на основании крестьянской челобитной сообщалось, что "во 186 (1678) году в Чечюйском острошке, судом Божиим, вешней водой дворишка их (крестьян) лдом изломало, и скотишко, и хлебные запасы, и всякое борщнишко потопило, и насеяные в полях великого государя их, крестьянской, хлеб и сенные покосы, и скотинные выпуски песком и илом насадило".

  Об этом же причинившем значительный ущерб наводнении илимским воеводой Иваном Дмитриевичем Зубовым была послана отписка в Москву, в Сибирский приказ:
  "В нынешнем государь, во 186 (1678) году, по весне, Лена и Киренга реки вскрылись, и лёд пощел вдруг, и в Якуцком уезде, ниже Чечюйского острошку, у челпанова камени, стал запор, а другой запор выше Ччюйского острошку, у твоей великого государя мелницы ...
  И от тех запоров воду звело, и луги, и поля, и крестьянские дворы, и житницы потопило, и с твоим великого государя насыпным хлебом три житницы лдом сломило, и хлеб рознесло сто семьдесят пять чети с осминой ржи и ярового хлеба. А в четвертой житнице по тому ж водой хлеб топило. А в житнице той топлой хлеб слежался и порос. А сушитьтого топлого хлеба негде, потому что, государь, дворы и гумна водой вытопило, и на полях, и на гумнах лёд стоял и вода многое время.
И того топлого хлеба в якуцкую посылку якуцкие хлебные приёмщики, Иван Жеглов с товарыщи, не приняли. И я, холоп твой, той топлой хлеб велел пашенным крестьянам, у которых крестьян хлеб в житницах вытопило, на ссуду в кабалы роздати на чети, по две чети, чтоб даром той топлой хлеб не погиб, а пашенные крестьяне врозь не розбрелись".

  В этой части воеводской отписки впервые упоминается причина наводнений, столь характерная для реки Лены, - заторы льда.
  Далее в отписке на основании мирской челобитной, поданной И.Д. Зубову "на Усть-Киренги в Съезжей избе", и проведенного воеводой досмотра "о потопе" говорится:
"...в Нижной Киренской волости и вверх по Киренге реке вытопило твоих великого государя тритцать восмь десятин с полудесятиной да крестьянские пахоты триста сорок девять десятин с полудесятиною ржи лдом выдрало и водой вынесло все без остатку, и крестьянские дворы, и лошади, и рогатый болшей и мелкой скот потопило, и многих и рознесло, и разорило до конца, и стали без пашен.
  А которые твоего великого государя яровые десятины по Киренге реке и в Нижной Усть-Киренской волосте после болшие воды были посеяны, и те десятины другой коренною водой вытопило. И на себя многие пашенные крестьяне ярового хлеба нынешнего лета ничего не посеяли, потому что, государь, пашенные поля песком и илом засадило и занесло, а семенной хлеб у них рознесло, И впредь ко 187 (к 1 сентября 1678) году ржи на себя за бедностью ничего не посеяли.
И ссужать их, пашенных крестьян, семенным хлебом стало нечем, в остатке твоего великого государя хлеба нет и взять негде, и на стороне купить им нечем".
  В приложенной же к отписке И.Д. Зубова челобитной до нас доносится вопль ленских крестьян, отчаявшихся от такого разорения:
  "Поселены мы, сироты твои, в твою великого государя десятинную пашню. И, за умножение грех ради наших, хлеб почал не родитьца, и вешнею болшею водою вымывает, и лдом вылирает без остатку.
  И в нынешнем, государь, во 186 (1678) году, изволением Божиим, в Лене и в Киренге реках вода была болшая, и лдом хлеб весь выдрало и вынесло, и дворишки, и скотишко наши всякое, лошади и коровы, и овцы потопило, и рознесло все без остатку. И в твоих государевых житницах хлеб всякой потопило, и рознесло, потому что дву лдом анбар с места своротило, и на твоих великого государя десятинах хлеб вешнею водою вымыло и лдом выдрало, и песком все занесло безостатку.
А яровые, государь, сеяли на твоих государевых десятинах небольшею, и то, государь, немногие пашенные крестьяна, потому что вода была болшая и лёед лежал на полях многая время ...
  А твой государев хлеб, который был в житницах, весь потопило и рознесло. И нам, сиротам твоим, на семена и на емена взять хлеба негде, и многим пахать не на чем, потому что у многих пашенных крестьян клячи потопило. И ныне мы, сироты твои, с женишками и з детишками скитаемся под окны Христовым именем".

  Судя по упомянутой в отписке "коренной воде", в 1678 году случилось два наводнения, одно из которых произошло весной, во время вскрытия Лены, а другое летом, уже после того, как крестьяне посеяли яровые хлеба. Причинами летних паводков являются обильные дожди и ливни, а также такое характерное для питания Лены явление, как интенсивное таяние мерзлоты, связанное с июльской жарой. В этом случае, по выражению ленских жителей, "идет коренная вода".

  Уже через десять лет, в 1688 году, произошло новое большое наводнение, от которого пострадало несколько ленских волостей, Так, о случившемся в Криволуцкой волости сообщалось:
"... во 196 (1688) году, волею Божиею, великой вешней водой потопило в Крыволутцкой волости ваш, великих государей, житничной анбар с вашими, великих государей, хлебными запасы, с рожью и овсом. И стояла та вода десять дней. И те ваши, великих государей, хлебные запасы пригнили. И хлебной де приемщик, сын боярской Родион Кобелев, того хлеба в якуцкой отпуск, в приём, не принял.
Да у пашенных де крестьян ваши, великих государей, насеянные десятины тою же вешнею водою вытопило и льдом выдроло. И после де той воды на ваших, великих государей, десятинах пашенные крестьяне насеяли яровой хлеб. И на тот де яровой хлеб нашла великая ж вода, и те де насеянные яровые десятины водою вытопило и снесло".

  О наводнении в Нижне-Киренской волости писалось: "В нынешнем, государи, во 196 (1688) году, волею праведного Бога, Илимского уезду Усть-Киренскую Нижную волость на весне, как Лена вскрылась, вешнею большею водою вытопило, и на пашенных полях ваш, великих государей, насеянный ржаной и яровой хлеб, и крестьянские севы лдом выдрало и водою вынесло безостатку, а в ыных, государи, местех, хлеб илом и песком занесло, и тем крестьян разорило вконец".

  В Чечуйской волости "по многим заимкам в ниских местах ваши, великих государей, насеянные десятины, ржаные и яровые, вешнею великою водою вытопило и льдом выдрало. И после де той воды пашенные крестьяне на ваших, великих государей, десятинах насеяли яровой хлеб. И после де того пришла великая вода, и те ваши, великих государей, государей десятины вытопило и водою унесло".
Таким образом, наводнение 1688 года охватило по крайней мере три ленских волости, пострадали жители деревень, располагавшихся на много десятков километров. При этом вода приходила дважды и дважды уничтожала плоды рук человеческих.

  Наряду с Леной сильные наводнения неоднократно происходили и по впадавшей в Лену Киренге. Уже на следующий, 1689, год "волею Божиею" на Киренге случилось новое наводнение: "... у пашенных крестьян ваши, великих государей, десятины, ржаные и яровые, с хлебом водою большею вытопило и вынесло. А стояла де та вода на полях две недели.
Да и по Лене у многих пашенных крестьян ваших, великих государей, десятины ржаные великими дождями поломило".

  Через два года, весной 1691, на Киренге вновь произошло наводнение. Приказчик Усть-Кутской, Криволуцкой и Верхне-Киренской волостей, казачий десятник Елисей Осипов, сообщал якутскому воеводе Ивану Михайловичу Гагарину: "В прошлом во 199 (1691) году, судом Бога праведного, по Киреньге реке вешнею водою вытопило и льдом выдрало десятины ыеликих государей и у пашенных крестьян пахоту. В нынешнем в 200 (1691) году у пашенных крестьян по Киреньге реке выделять было нечего, ржаного хлеба не было, вынесло все безостатка и льдом выдрало. Пашенные крестьяне били челом великим государем, подали челобитную. И я, Елеска, приняв у них челобитную, послал по сею отпискою в Якуцкой острог к тебе, стольнику и воеводе князь Ивану Михайловичю.
  О том что ты, стольник и воевода князь Иван Михайлович, укажешь?"

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить